tentacruel
brunopelletier.net/fanart/22.html
Особенно понравилось:

L'Enfant trouvé
- О, Великий! - ответил на это Курумо, то есть Квазимодо, - Кто же достоин восхвалений, если не ты? В Валиноре денно и нощно возносят хвалу Манвэ - разве ты не более заслужил это? О деяниях твоих должно слагать песни, это придаст тебе силы для новых подвигов!
- Ответь мне, разве я просил, чтобы кто бы то ни было слагал песни в мою честь? - спросил озадаченный Фролло.
- Нет, о Великий; но думаю, что я не мог измыслить ничего, противного твоей воле. Ведь я - твоё создание, и все мысли и деяния мои имеют начало в тебе... Фролло тяжело задумался. Квазимодо в молчании ждал его ответа.
- Иди, - не понимая глаз на Курумо, молвил наконец Вала. И Квазимодо удалился, исполненный сознания собственного достоинства и правоты.

Anarkia
По пути восвояси Гренгуар встретил Фролло. Тот был очень рассержен. - Кто хлебал из моей миски и всё выхлебал?!! - закричал Фролло. - Кто сидел на моём стуле и сдвинул его с места?!!! Что это за девица танцевала тут свои гнусные танцы перед Нотр-Дам?!!!
- Это моя жена, - слабо пискнул Гренгуар, - данная мне Кваклем-Бродяклем.
- Ты трогал её, отродье Лойсо Пондохвы? - возопил Фролло, который давно сам положил глаз на Эсмеральду, но усердно делал вид, что ненавидит её.
- Помилуйте, да разве я посмел бы!
- Смотри у меня! - пригрозил Фролло.
Тут взгляд Гренгуара упал на свежую граффити на стене собора.
- Смотрите! - воскликнул он. - Чёрная метка!
- Ты невежда, - с укором сказал Фролло. - Это по-гречески. А значит - "Рок-н-ролл мёртв, а я ещё нет. Мама - анархия, папа - стакан портвейна".
В это время на площади перед собором наказывали Квазимодо, пойманного ночью солдатами Феба. Фролло умело сделал вид, что впервые слышит о ночных похождениях своего воспитанника.

Où est-elle?
- А кстати, где твоя жена? - вдруг спросил Фролло у Гренгуара.
- Какая ещё жена? - ошарашенно спросил Гренгуар, выныривая из сладостных мечтаний. - Побойтесь Бога, святой отец! Какие у нас с вами могут быть жёны?!!..
- Жаль, что ты о ней ничего не знаешь. Я бы не прочь ещё раз увидеть, как развевается её юбка! - вздохнул Фролло.
Тут Гренгуар вспомнил, что Квакль-Бродякль действительно навязал ему какую-то жену. Тьфу ты, пропасть - совсем голова дырявая!.. Внезапно послезнанием, как Мудрые, он всё понял.
- Она одна в башне, - сказал он, и не удержавшись, прибавил - далеко от тех, кто полагал, что их околдовывают.
Фролло ничего не знал о послезнании, поэтому он не на шутку встревожился, что его намерения относительно Эсмеральды, которые он держал в глубокой тайне, известны всему Парижу.
- А ну не финти! - прикрикнул он. - Стоять, молчать, бояться! Отвечай, что ты знаешь?!!
Гренгуар судорожно соображал, как бы половчее соврать, но тут на его счастье откуда-то принесло Клопена. "Лёгок на помине!" - подумал Гренгуар.
- Где она, моя Эсмеральда? - риторически вопрошал Король Бродяг. Он нерешительно присел за столик и теперь косился на недопитый Фролло кофе-гляссе.
Приступ послезнания у Гренгуара продолжался, поэтому он повернулся к Клопену и полагая, что Фролло не видит и не слышит его, важно изрёк:
- Вы найдёте её в Холоми, камера № 5-хох-ау. Поторопитесь: если вы её не спасёте, её ничто уже не спасёт!
Клопен степенно кивнул, принимая информацию к сведению. Затем, покосившись на Фролло, он пихнул Гренгуара локтём в бок, и они риторически вопросили хором:
- Где она, наша Эсмеральда?
К немалому удивлению конспираторов, к ним присоединился и Фролло.

@темы: Собор Парижской Богоматери, ссылка